Новости
27 октября 2017, 21:54

Главная школа в моей судьбе

Татьяна Сальцова (Рунова), работала в «Кузнецком рабочем» с 1980 по 1990 год

Перебежчица

– Таня, а пойдёмте ко мне на службу, – сказал как-то редактор «Кузнецкого рабочего», встретив меня в типографском коридоре.

Я тогда работала корреспондентом и корректором в районной газете «Путь к коммунизму». Редакторы этих двух газет участники Великой Отечественной войны Пётр Степанович Дунаев и Николай Алексеевич Тужилин постоянно соперничали, хотя внешне держались друг с другом подчёркнуто вежливо. Переход сотрудников из одной редакции в другую расценивался обоими как предательство, но соблазн был велик. И в январе 1980-го я начала работать корреспондентом в промышленно-экономическом отделе «Кузнецкого рабочего».

Редактор

– Таня, здесь вам не опереточный театр, – услышала я от Петра Степановича в первый же день, придя на работу в брюках.

В «Кузнецком рабочем» редактор установил строгий дресс-код: никаких «штанов» для сотрудниц. Сам Пётр Степанович был образцом элегантности. Пиджак, галстук, накрахмаленные белые рубашки, стильные запонки, осенью и весной – кашне и шляпа, сидевшие на нем слегка по-пижонски, но очень эффектно.

С первых дней под его началом я постоянно училась. По своей неизменной традиции Пётр Степанович со всеми новичками разбирал почти каждое их творение. И это было лучшей школой журналистики для нас. Сидя рядом с корреспондентом, он читал вслух его строчки, втягивая автора в обсуждение. Правку вносил очень красивым аккуратным почерком чернильной ручкой, шариковые не признавал. Когда текст был «доведён до ума», редактор устраивал, как он говорил, «конкурс заголовков». Пока совместными усилиями над материалом не бывали написаны как минимум три варианта, он не успокаивался. А потом выбирал лучший заголовок.

Он вырос на Урале, учился в школе, где преподавала ссыльная профессура. Столичные преподаватели давали детям обширные знания, обращаясь к ученикам на «вы». Эту привычку наш редактор перенял и называл на «вы» и нас, салаг-студентов, и уборщицу, и метранпажа.

Пётр Степанович был человек широчайшего кругозора. Он приучил всех сотрудников при подготовке любого материала работать с дополнительными источниками – книгами, газетами, словарями. Если при чтении твоего материала он в чем-то сомневался, то задавал один из своих излюбленных вопросов: «А вы посоветовались с энциклопедией?». Словарями, справочниками, подшивками газет был забит весь книжный шкаф в его кабинете. И сотрудники постоянно ныряли в этот шкаф, чтобы «посоветоваться» с Ожеговым, большой советской энциклопедией и другими изданиями.

Редакционные летучки всегда проходили бурно и никогда не заканчивались с окончанием рабочего дня. Дежурный обзирающий делал разбор трёх номеров, вышедших на прошедшей неделе. Последнее слово всегда было за редактором, и он, даже обращаясь ко всем на «вы», мог так метко отхлестать кого-то словом, что потом долго ещё помнилось. Зато перед большими праздниками летучка в кабинете редактора перерастала в весёлое дружное застолье. И однажды ребёнок одной из сотрудниц, ждавший маму в приёмной, в ответ на телефонный звонок читателя сообщил в трубку: «У них летучка. Они едят».

Коллеги

Моим первым начальником отдела был талантливый поэт Василий Петрович Завьялов. Частенько он приходил на работу со стихами, сочинёнными по дороге. И я была их первой слушательницей. Он очень возмущался, когда ответсек просила его сделать подпись в стихах к какой-нибудь фотографии. Ведь этот труд зачастую оставался неоплаченным. Но в конце концов брал ручку и через полчасика зачитывал готовое четверостишие. Некоторые были очень забавными. Например, так он прорекламировал компанию по сбору пищевых отходов в столовых (кто помнит – поймет о чем речь):

Мы говорим вам, как старшим друзьям:

Пищеотходы отдайте свиньям,

Мы вам за это пользу дадим,

Вы не доели — мы доедим и т. д.

Самые памятные подарки на дни рождения тоже делал Василий Петрович. До сих пор храню открытки с написанными его рукой стихотворными напутствиями имениннице.

Начальником отдела писем и массовой работы была человек неуёмней энергии Анна Курепина. В советское время каждое письмо, пришедшее в редакцию, нужно было регистрировать в специальном журнале и на каждое давать ответ. И Анна Александровна всегда грамотно и чётко разруливала потоки этих обращений. Их нужно было либо направлять по инстанции для принятия мер, либо готовить по ним материалы. Самым сложным для нас в работе был приём посетителей, особенно кляузников и несостоявшихся поэтов, они выматывали все нервы.

Благодаря Анне Курепиной «Кузнецкий рабочий» участвовал во всех областных журналистских конкурсах. Подготовкой материалов для них Анна Александровна занималась лично. И наша газета всегда была среди лидеров областной прессы. Широким авторским активом редакция тоже во многом была благодарна ей. Благодаря своей общительности Анна Александровна поддерживала связь с десятками внештатных корреспондентов. Материалы для «Кузнецкого рабочего» писали учителя, юристы, бухгалтеры, рабочие, секретари парткомов и т.д.

Ответственный секретарь Вера Васильевна Короткова вспоминается в связи с ещё одной прекрасной традицией газеты. Чаще всего именно она приглашала в редакцию приезжавших в Кузнецк на гастроли столичных певцов, музыкантов, артистов. Встречи с ними проходили в Красном уголке типографии и чрезвычайно расширяли наш кругозор. Писала же о них для газеты Вера Короткова.

Когда она находилась в отпуске по уходу за вторым ребёнком, я замещала её в секретариате. И именно в это время умер генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. Помню, как я лихорадочно искала в архиве клише с фотографией Брежнева, на которой было бы четыре медали «Золотая Звезда». Потому что из ТАСС прислали по этому случаю фото, на котором было всего три звезды. Сейчас это кажется пустяком, а в те годы нужное количество медалей генсека на фото говорило о политкорректности редакции. Каждые пятнадцать минут я в панике звонила Вере Васильевне, и она спокойно инструктировала, как быть в этой ситуации.

Многие реалии тех лет моим детям кажутся странными и непонятными. Была, например, такая должность, как цензор. Им работала удивительная женщина Клавдия Павловна Полозова. Несмотря на пенсионный возраст, она одевалась элегантно, выглядела строго и подтянуто. У неё был пытливый и всегда чуть уставший взгляд. Клавдия Павловна прочитывала все газетные полосы на предмет сохранения государственных тайн и порой что-то вычёркивала из наших материалов. Без её одобрения ни одна газета не могла выйти в печать. И это второй в моей жизни человек, который меня, тогда 20-летнюю девчонку, всегда с уважением называл на «вы».

Школа «Кузнецкого рабочего»

«Кузнецкий рабочий» стал важной вехой не только в моей профессиональной судьбе, но и в личной. Именно здесь я познакомилась с корреспондентом Игорем Сальцовым и вышла за него замуж, напутствуемая всей редакцией. А вскоре у нас родились двое детей.

По совету Михаила Трабиновича, который стал редактором газеты после Петра Дунаева, мы с мужем участвовали в конкурсном отборе при создании газеты в городе Заречном. Нас приняли, и мы переехали жить и работать в закрытый город. Здесь мне довелось работать и в городской газете «Заречье», и редактором первого в городе интернет-сайта, и главным редактором редакции местного телевидения. И везде я с благодарностью говорила, что принадлежу к журналистской школе Петра Дунаева и газеты «Кузнецкий рабочий».

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg